Экспериментатор и специфика его деятельности в психологическом исследовании

Если бы из экспериментальной ситуации можно было удалить исследователя и заменить автоматом, то эксперимент соответствовал бы идеальному. Но психология человека относится к таким дисциплинам, где это сделать невозможно. Психолог вынужден учитывать то, что любой экспериментатор, в том числе и он сам, – человек и ничто человеческое ему не чуждо, и в первую очередь ошибки, т.е. невольные отклонения от нормы идеального эксперимента. Однако ошибками дело не ограничивается – их можно иногда исправить. Другое дело – устойчивые тенденции поведения экспериментатора, которые воздействуют на ход экспериментальной ситуации и являются следствием бессознательной психической регуляции поведения.

Эксперимент, в том числе психологический, должен воспроизводиться любым другим исследователем. Поэтому схема его проведения (норма эксперимента) должна быть максимально объективна, т.е. воспроизведение результатов не должно зависеть от действий экспериментатора, внешних обстоятельств или случая.

С позиции деятельностного подхода, эксперимент – это деятельность экспериментатора, который воздействует на испытуемого, изменяя условия его деятельности, чтобы выявить особенности психики обследуемого. Процедура эксперимента служит доказательством степени активности экспериментатора. Экспериментатор организует работу испытуемого, дает ему задание, оценивает результаты, варьирует условия эксперимента, регистрирует поведение испы-туемого и результаты его деятельности и т.д.

С социально-психологической точки зрения, экспериментатор и испытуемый выполняют определенные роли (рисунок 8).

Экспериментатор исполняет роли: Испытуемый исполняет роли:
– руководителя; – учителя; – инициатора игры – подчиненного; – исполнителя; – ученика; – ведомого участника игры

Рисунок 8. Роли экспериментатора и испытуемого в эксперименте

С позиции деятельности экспериментатора, схема эксперимента соответствует модели необихевиоризма: стимул – промежуточные переменные – реакция. Экспериментатор дает испы-туемому задания, испытуемый (промежуточная переменная) их выполняет. Если исследователь заинтересован в подтверждении (или опровержении) своей гипотезы, то он может неосознанно вносить искажения в ход эксперимента и интерпретацию данных, добиваясь, чтобы испытуемый “работал под гипотезу”. Такие действия экспериментатора являются источником артефактов (ошибок). Американский психолог Розенталь назвал это явление эффектом Пигмалиона в честь персонажа греческого мифа, в котором скульптор Пигмалион изваял статую прекрасной девушки Галатеи. Она была так хороша, что Пигмалион влюбился в Галатею и стал умолять богов оживить статую. Боги выполнили его просьбу.Эффект Пигмалиона – это эффект, проявляющийся в психологическом исследовании, заключающийся в том, что экспериментатор, заинтересованный в подтверждении или опровержении своей гипотезы, неосознанно вносит искажения в ход эксперимента и интерпретацию данных, добиваясь, чтобы испытуемый “работал под гипотезу”.



Согласно эффекту Пигмалиона, исследователь, заинтересованный в подтверждении теории, действует непроизвольно так, чтобы она была подтверждена. Однако данный эффект можно контролировать следующими способами:

– привлечением к проведению исследования ассистентов, не знающих его целей и гипотез;

– перепроверкой результатов другими исследователями, критически относящимися к гипотезе автора эксперимента, т.е. полноценным контролем.

Однако и в этих случаях мы не гарантированы от артефактов – контролеры такие же люди, как и автор эксперимента.

Процедура проведения экспериментов константна, вариативными элементами выступают экспериментатор и испытуемые. Существует ошибочная точка зрения, согласно которой якобы все экспериментаторы равно беспристрастны и квалифицированны. Однако экспериментаторы не анонимны и не безлики, они по-разному наблюдают, фиксируют и оценивают результаты эксперимента. Главная проблема отличия экспериментаторов – различия в их мотивации. Даже если все они стремятся к познанию нового, то представления о путях, средствах, целях познания у них различаются. Тем более что исследователи часто принадлежат к разным этнокультурным общностям.



Вместе с тем все экспериментаторы мечтают об “идеальном испытуемом”. “Идеальный испытуемый” должен обладать набором соответствующих психологических качеств: быть послушным, сообразительным, стремящимся к сотрудничеству с экспериментатором; работоспо-собным, дружески настроенным, неагрессивным и лишенным негативизма. Модель “идеального испытуемого”, с социально-психологической точки зрения, полностью соответствует модели идеального подчиненного или идеального ученика. Разумный экспериментатор понимает, что эта мечта неосуществима.

Ожидания экспериментатора могут приводить его к неосознанным действиям, модифици-рующим поведение испытуемого. Розенталь, наиболее известный специалист по проблеме воздействия личности исследователя на ход исследования, установил, что значительное влияние экспериментатора на результат эксперимента выявлено:

– в экспериментах с обучением, при диагностике способностей;

– в психофизических экспериментах, при определении времени реакции;

– при проведении проективных тестов;

– в лабораторных исследованиях трудовой деятельности;

– при исследовании социальной перцепции.

Каким же образом испытуемому передаются ожидания экспериментатора?

Поскольку источник влияния – неосознаваемые установки, то и проявляются они в параметрах поведения экспериментатора, которые регулируются неосознанно. Это в первую очередь мимика и пантомимика (кивки головой, улыбки и др.). Во-вторых, важную роль играют “паралингвистические” и речевые способы воздействия на испытуемого, а именно: интонация при чтении инструкции, эмоциональный тон, экспрессия и т.д.

Особенно сильно влияние экспериментатора до эксперимента: при выборе испытуемых, первой беседе, чтении инструкции. В ходе эксперимента большое значение имеет внимание, проявляемое экспериментатором к действиям испытуемого. По данным экспериментальных исследований, это внимание повышает продуктивность деятельности испытуемого. Тем самым исследователь создает первичную установку испытуемого на эксперимент и формирует отношение к себе. Известно, что именно эффект первого впечатления приводит к тому, что вся дальнейшая информация, не соответствующая созданному образу, может отбрасываться как случайная.

Ожидания экспериментатора сказываются и при записи им результатов эксперимента. Так, в одном эксперименте, посвященном изучению феномена телепатии, первоначально были отобраны две равночисленные группы людей, верящих и не верящих в телепатию. Их просили записывать результаты попыток испытуемого угадать содержание “телепатического послания”, которое делал другой испытуемый. Те, кто верил в телепатию, в среднем увеличили количество угадываний
на 63 %, а те, кто в нее не верил, уменьшили его на 67 %.

Л. Бергер выделил шесть типов ошибок экспериментаторов при оценке результатов деятельности испытуемого.

1. Занижение очень высоких результатов. Причиной считается стремление исследователя подсознательно “привязать” данные испытуемого к собственным достижениям. Аналогичным образом возможно и завышение низких оценок. В любом случае шкала деформируется и сжимается, так как крайние результаты сближаются со средними.

2. Избегание крайних оценок (как низких, так и высоких). Эффект тот же – группировка данных выше среднего.

3. Завышение значимости одного свойства испытуемого или одного задания из серии. Через призму этой установки производится оценка личности и заданий.

4. Придание особого значения заданию, следующему после выделения существенной для экспериментатора личностной черты испытуемого.

5. Опосредованность оценки экспериментатором испытуемого концепцией о связи или противопоставлении тех или иных свойств личности.

6. Ошибки, обусловленные влиянием событий, эмоционально связанных с конкретным испытуемым.

Можно выделить более конкретные зависимости результата эксперимента от личности экспериментатора. Так, есть три варианта “искажающего” влияния экспериментатора на результаты эксперимента:

– влияния экспериментатора нет, либо оно несущественно, им можно пренебречь – неосуществимый идеал экспериментальной психологии. Данная гипотеза малоправдоподобная;

– личность экспериментатора всегда и постоянно влияет на ход и результаты эксперимента.
В этом случае эффект влияния можно считать систематической ошибкой измерения – константной, ее легко учесть и “вынести за скобки”;

– влияние экспериментатора проявляется по-разному в зависимости от типа эксперимента, личности экспериментатора и личности испытуемого.

Учет превращается в сложную задачу выделения и контроля большого числа релевантных психологических переменных в каждом конкретном эксперименте.

Экспериментально установлено, что влияние личности экспериментатора максимально –
в экспериментах по психологии личности и социальной психологии и минимально – в психо-физиологических и психофизических экспериментах, исследованиях сенсорики и перцепции. Среднее влияние наблюдается при исследовании “глобальных” индивидуальных процессов – интеллекта, мотивации, принятия решения и др.

Примерно 98 % психологов считают влияние экспериментатора серьезной методологической проблемой, но на деле о контроле и учете его заботятся значительно меньше, чем о наличии хорошей мебели, освещении и окраске стен лаборатории. А. Анастази считает, что в большинстве правильно проведенных исследований влияние этих факторов практически несущественно, и рекомендует свести его к минимуму, не прибегать к методическим изыскам, а пользоваться здравым смыслом. Если это не удается, необходимо обязательно учитывать влияние эксперимен-татора при описании условий эксперимента.

Чаще всего рекомендуются и используются следующие методы контроля влияния экспери-ментатора.

1. Автоматизация исследования. Влияние экспериментатора сохраняется при “вербовке” и первичной беседе с испытуемым, между отдельными сериями и на “выходе”.

2. Участие экспериментаторов, не знающих целей исследования (“двойной слепой опыт”). Экспериментаторы будут строить предположения о намерениях первого исследователя. Влияние этих предположений необходимо контролировать.

3. Участие нескольких экспериментаторов и использование плана, позволяющего элимини-ровать фактор влияния экспериментатора. Тогда встает проблема критерия отбора эксперимен-таторов и предельного числа контрольных групп.

Однако влияние экспериментатора полностью не устранимо, так как это противоречит сути психологического эксперимента, но может быть в той или иной мере учтено и проконтролировано.


7393229963581298.html
7393385023012835.html
    PR.RU™